Новости

Как в Казахстане развивают спринт на велотреке

07 ноября 2017

Велосипедный спорт – один из наиболее успешно развивающихся видов спорта в Казахстане, и если до недавних пор это касалось в большей степени шоссейного велоспорта, то уже на протяжении последних 5 лет наши спортсмены демонстрируют хорошие результаты на треке. 

Толчком для возрождения в стране велоспорта на треке послужило появление первого в стране крытого велотрека, построенного в 2011 году в Астане. Все больше молодых гонщиков решают связать свою спортивную карьеру с этим направлением, что вполне закономерно – велоспорт на треке отличается значительным разнообразием дисциплин. К примеру, программа Олимпийских игр по велоспорту на треке представлена более 10 видами гонок. В прошлом году национальная сборная Республики Казахстан по велоспорту на треке на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро выступила впервые после 12-летнего перерыва. Тогда казахстанцу Артему Захарову удалось заполучить лицензию на участие на Олимпиаде в гонке омниум и войти в 10-ку лучших по ее итогам. Также казахстанские «трекачи» считаются одними из лидеров азиатского континента в темповых дисциплинах.

В этом году в Казахстане развитие получили спринтерские дисциплины, а у «спринтеров» национальной сборной появился новый тренер – Валентин Савицкий. Валентин Савицкий – российский велосипедист, победитель этапа Кубка Европы 2009 года, в том же 2009 году он занял четвертое место на Кубке мира, а в 2013 году установил рекорд России в гите на 200 метров и высшее мировое достижение в кейрине на последних 200 метрах.

В интервью Zakon.kz Валентин Савицкий рассказал, в чем особенность спринта, каких успехов удалось добиться казахстанским спринтерам в этом году и какие планы на будущее у национальной сборной в данном направлении.

- Расскажите нам, пожалуйста, о спринтерских дисциплинах: что такое спринт, и чем он отличается от темповых дисциплин?

- Во-первых, нужно понимать, что спринт в мире велосипедного спорта – это вообще отдельная дисциплина. По сути, у спринта с «темпом» только один общий признак – это два круглых колеса у велосипеда. Менталитет гонщика-спринтера совсем другой. Характер совсем другой. Телосложение спринтера совсем другое. Физиология совсем другая. Все это связано со временем борьбы на дистанции. Самая длинная дистанция в спринте длится около 1 минуты, а длительность основной борьбы у спринтера происходит в рамках 10-20 секунд, за это время высококлассный спортсмен может развить мощность до 2500-3000 ватт. В «темпе» же время гонки может достигать около 1 часа. На шоссе вообще время гонки может достигать более 7 часов.

Спринт в мире велосипедного спорта – это единоборство, так как много психологической борьбы, которая начинается задолго до выхода на полотно. В разминке, во взглядах, в их поведении, это очень тонкие моменты, которые понимают только профессионалы. Я бы сравнил это с единоборствами, потому что в единоборствах это точно так же присутствует. Взгляды, психологическая борьба, взаимоуважение.

 - Вы сказали, что спринтеры физиологически принципиально отличаются от остальных велогонщиков. В чем это проявляется?

- Главное отличие спринтера – это умение максимально выложиться за очень короткий период. У спринтеров совсем другая структура мышц, она способна во временном интервале 30 секунд выдать все. Шоссейник, например, не сможет такого сделать. За 30 секунд он даже не поймет что произошло, за 30 секунд он не сможет так свой организм раскрыть, он не сможет так «раскачать» свою нервную систему. Поэтому шоссейники и темповики не понимают, почему спринтеры после 30-секундного заезда лежат и умирают. Чтобы это понимать, нужно быть спринтером. Такие способности у спринтера должны быть изначально, на генетическом уровне. Во время тренировочного процесса эти способности раскрываются, «раскачиваются». У высококлассных спринтеров подвижность нервной системы настолько высокая, что после каждого заезда они загоняют собственные ресурсы в долг.

В процессе тренировки основное внимание уделяется работе мышц, а не сердца. Тренировки более высокие по мощности и более короткие. В программе тренировок присутствует работа в тренажерном зале. Например, спринтер делает жим ногами с весом до 800 кг. Тренировки на длительные дистанции носят восстановительный характер.

 - Бытует мнение, что спринтеры отличаются крупным телосложением. Правда ли это?

- Раньше действительно среди спринтеров было принято быть очень большими, очень массивными. Но если говорить о современных тенденциях, то сегодня это правило не работает. Сейчас встречаются спринтеры разного телосложения, среди них есть и не очень массивные.

 - Чем отличается спринт в плане технического оснащения? На каких велосипедах ездят спринтеры?

- Они отличаются. Нельзя сказать, что принципиально. Правила, регулирующие характеристики спринтерских велосипедов согласно Международному союзу велосипедистов (UCI), отличаются от темповых и, тем более, шоссейных. Это более повышенные требования к жесткости и прочности рамы. Спринтерская рама более жесткая, более тяжелая, более «остро» себя на треке ведет и более компактная и более чувствительная. Спринтерский велосипед не прощает ошибок. Если на спринтерский велосипед сядет темповик – он сразу почувствует эту разницу. Чисто зрительно же разницы нет.

 - Как ситуация со спринтом обстоит в Казахстане сейчас?

- Спринт в Казахстане находится на этапе зарождения. Все должно идти постепенно. Развитие велоспорта на треке началось с «темпа» и за последние пару лет в стране удалось добиться определенных успехов в «темпе». Теперь пришла очередь спринта. И это требует определенного времени. Главное сейчас то, что спортсмены и тренеры поняли, что спринт в Казахстане будет развиваться, и что гонщикам будет куда стремиться. И есть не только шоссе, не только «темп», но есть и спринт. Тогда и тренеры будут выявлять у гонщиков способности к спринтерским дисциплинам, теперь есть куда направлять ребят. Будет проводиться такой отбор – можно будет находить хороших гонщиков и добиваться результатов. А до сегодняшнего дня как таковой селекции среди гонщиков на способности к спринту не проводилось.

Как показал Национальный чемпионат по велоспорту на треке, прошедший в Астане в начале октября, результаты среди спринтеров не такие однополярные, как в прошлых годах. Сейчас уже созрела определенная когорта спортсменов, которые могут побороться на этом соревновании в спринте.

В команде национальной сборной по треку среди спринтеров заметно повысилась конкурентная среда. Ранее такой конкуренции не было. В Казахстане есть всего пять спринтеров в возрастной категории «элита», которые ориентированы на высокие и амбициозные цели. Это Павел Воржев, Заки Султанов, Сергей Пономарев, Максим Налетов и Кирилл Рудер.

- Когда можно будет ожидать от наших спортсменов первых результатов на международных соревнованиях? И какие цели стоят перед казахстанским спринтом на ближайшее будущее?

- Результаты уже есть. Казахстанские велосипедисты вернулись с Азиатских игр в Ашхабаде с 6 медалями, 4 из которых завоеваны в спринтерских дисциплинах. В командном спринте Воржев, Султанов и Пономарев заняли второе место, в индивидуальном спринте Воржев выиграл золото, а Пономарев бронзу, в кейрине снова выиграл Воржев.

Я считаю, что у спринта в Казахстане однозначно большой потенциал. Есть три года, чтобы заработать лицензии до Олимпийских игр в Токио. Задача следующего года – медаль в Азиатских играх в Индонезии. Если основательно взяться за юниоров, то есть все шансы на медаль на ближайших чемпионатах мира среди юниоров.

Соперники уже знают, что в Казахстане есть спринт, что в Казахстане есть гонщики, с которыми бороться достаточно сложно и которые могут дать достойный бой.

Если раньше казахстанские спринтеры в мировом рейтинге находились где-то очень глубоко, за 150-й позицией, то сейчас мы из этой ямы выбираемся. На данный момент у нас есть квота на Кубки мира в кейрине и резервное место в спринте, что свидетельствует о том, что мы уже входим в топ-40 мирового рейтинга.

- Расскажите немного о себе. Как вы попали в спорт, в частности спринт, и стали тренером казахстанской сборной?

- В спорт я пришел достаточно поздно – в 17 лет. Я из Омска, а в этом регионе спринт не развит, поэтому, уже будучи молодым спортсменом, мне зачастую приходилось решать вопросы собственными усилиями, поэтому пришлось взять тренировочный процесс в свои руки. Можно сказать, сам себя тренировал. За это время изучил много всего, связанного со спринтом. Так получилось, что в 2014 году – в тот период я еще сам был спортсменом – у меня стал тренироваться Павел Воржев. Он приезжал в Омск и тренировался под моим руководством. Через год подключился другой казахстанский гонщик – Заки Султанов, к этому времени я уже оставил спорт.



Источник: Zakon.kz

наверх